МАТЕРЩИНА -- ЯЗЫК ИННОВАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА.  

МАТЕРЩИНА -- ЯЗЫК ИННОВАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА.

Есть известная книга «НЕНАВИЖУ ШКОЛУ», которую написала неравнодушный, порядочный человек -- учительница Инна Завалишина. Эту книгу необходимо прочитать -- всем учителям. Книгу можно скачать в интернете, забив в яндексе – название книги. Я решил поместить в своей книге -- главу из этой книги.

Ещё одна неожиданная НОРМА в российских школах -- мат. И странно, что до сих пор эту тему не подняли в СМИ. Хотя нет, не странно -- если уже давно на телеканале «Культура» (!) известные «культурные» деятели неустанно ратуют за свободу ругательств в русском языке и даже самым грязным ругательствам находят логическое оправдание их естественным происхождением!

Так вот, наши дети -- НАЧИНАЮТ уже даже не ругаться матом, а разговаривать -- матом с 1–2 класса. Подростки -- те так просто во весь голос, да в присутствии учителей, завуча, и на переменах, и на уроках. Сразу поясню: я работала в лучших московских школах, все в пределах садового кольца, а не в «маргинальных» провинциях и спальных районах. Это всё речь о старейших школах центрального округа города Москвы, одна из которых носит название в честь одного великого русского писателя.

Тут, надо отдать должное родителям, многие из которых ПОДАЮТ -- дурной пример детям, сами дома -- запросто РАЗГОВАРИВАЮТ -- Матом и между собой, и с собственными детьми. Именно поэтому, дети уже с 6-летнего возраста -- разговаривают матом.

И когда я слышала от детей -- мат и делала им замечание, я видела, что на лицах детей, которым ты делаешь замечание, НЕТ -- никакого даже легкого смущения. Дети НЕ ПОНИМАЮТ -- за что их ругают, ведь вокруг все ВЗРОСЛЫЕ -- ГОВОРЯТ матом. Они, конечно, формально извинятся, но как только ты отойдёшь от них на пару метров, продолжат разговаривать матом. И это также ровно на глазах у всех вокруг. С ужасом думаю даже, что для многих не будет и понятно — а чего это я тут возмущаюсь, что меня возмущает-то, настолько я часто, как в порядке вещей, слышу сегодня ото всех кругом эту грязную брань, перемежованную словами нормального человеческого языка.

Тут надо отдать должное и современным средствам связи -- мобильным телефонам, на которые детям регулярно СБРАСЫВАЮТ -- различную информацию откровенно ПОХАБНОГО содержания. Такого содержания, что и у иного взрослого краска на лице выступит от стыда. Опять же родители, снабдившие своих детей мобильными телефонами, в курсе того, что их ребёнок никоим образом не защищен от таких рассылок, -- ничего НЕ ПРЕДПРИНИМАЮТ, чтобы ОГРАДИТЬ -- ребёнка от этой мерзости, превращающей его -- в похабного циника, распущенное, развязное хамло, в полудебила.



И, как я уже говорила, нужно отдать должное и всему российскому современному обществу, где говорить матом – НЕ СЧИТАЕТСЯ зазорным вообще: у нас матерятся -- ВЕЗДЕ, на улице, в подъезде, в электричке, автобусе, во всех общественных местах. И хотя эта брань является «как бы» общественным правонарушением, но на деле за мат никого – НЕ ШТРАФУЮТ, не преследуют по закону, не увольняют с работы и т.д. У нас, наоборот, люди культурные, не ругающиеся матом, являются маргиналами (меня однажды даже не приняли на работу только за то, что я высказалась против сотрудников, ругающихся матом)! Моя знакомая, проходившая практику в Госдуме РФ, рассказывала мне, как наши министры и депутаты в дорогих костюмах, галстуках и запонках с бриллиантами -- КРОЮТ своих подчинённых матом направо и налево. И уж если там-то не чувствуют моральных обязанностей и не имеют никаких сдерживающих рефлексов, закладываемых с детства элементарным воспитанием и культурой, если даже «ответственные» в государстве люди, облечённые публичностью и властью, позволяют себе невоспитанность и распущенность, грубость и бранность языка, то что же тогда можно требовать от провинции, от живущих в беспросветном быту выживания серой, полуразрушенной российской глубинки, в тысячах Пикалёво, еле сводящих концы с концами, как они собираются требовать от народа -- не пить и не курить, не нюхать клей и не колоться, не бить и убивать?!

В окружении грубой брани вдруг увидишь одного-двух милых, прелестных пятиклашек, чистенько одетых, вежливо разговаривающих с тобой, учителем, с одноклассниками. И понимаешь, что их родители просто вынуждены бегать по городу в поисках такого учебного заведения, где строгий отбор учеников, только из «хороших семей» (т.н. интеллигенции, людей, называемых средним классом), а это ведь только блатные и частные платные школы. И нельзя этих родителей винить в изнеженности и классовой неприязни, поскольку я бы и сама не хотела, чтобы мои дети проводили основную часть своей юной жизни -- в грубости и пошлости. А посмотреть на это с другой стороны: пока есть школы, где ПЕРЕМЕШЕНЫ -- дети из хороших семей с детками из неблагополучных семей, то у последних есть шанс поглядеть на вежливого умного мальчика или милую девочку и где-то внутри захотеть быть лучше: меньше ругаться матом, не пинать кого-нибудь ногами, не портить общественное имущество, не пить, не курить... То есть пока они вместе, они взаимно влияют друг на друга, но с течением времени, когда общество окончательно расслоится по признаку наличия денег на благополучных и неблагополучных, богатые отмежуются от бедных, богатые районы от неблагополучных, куда и милиция, как в США, уже не будет заезжать — потому что там уже вообще свои, а не общеамериканские законы, тогда и школы также чётко будут: одни -- для приличных деток, а для «неприличных» -- другие, отдельные школы, с металлоискателями и вооруженной охраной на входе и учителями-вышибалами, а эта тенденция уже отлично прослеживается в нашей стране.



Так вот, когда я попала на работу в государственную школу, у меня уши свернулись в трубочку от похабщины, изрыгающейся изо ртов учащихся. Но хуже мне стало от другого. Как-то я отправила одного старшеклассника к директору за трехэтажный мат на перемене у двери моего кабинета. Так директор мне сказала: «А меня не волнует то, что он хулиганит, сами -- разбирайтесь, это ваши проблемы, зачем вы его ко мне отсылаете». Это значит, у меня, совсем нового в этом заведении учителя, -- есть ответственность за детей, которых ВОСПИТАЛИ, вернее попросту -- ИСПОРТИЛИ так, что на каждой перемене можно «спокойно» СЛЫШАТЬ -- мат-перемат, а вот директора это – НЕ ВОЛНУЕТ, и она даже не стесняется об этом заявлять. Воистину, сегодня не краткость, а НАГЛОСТЬ -- сестра таланта!

Школьный психолог (а скоро, наверное, понадобится и школьный нарколог, и школьный венеролог и т.д. -- у нас ведь школа не хухры-мухры, вон сколько специалистов!)

А закончился этот вышеописанный случай тем, что ко мне подошла школьный психолог и сделала мне замечание о том, что я, учитель, не имею права подходить к ученикам школы на перемене и делать им какие бы то ни было замечания по поводу их поведения. Привожу её слова почти дословно: «Перемена -- это их свободное время, когда они могут делать – все, что хотят, и вы к ним не должны подходить вообще». И пригрозила мне разбирательством: если я буду и впредь делать учащимся замечания о неподобающем поведении на перемене, она будет вынуждена написать на меня бумагу. На мой вопрос: «Что, и курить им можно в туалетах, и наркотики принимать, и дискотеку на перемене устраивать, а мне мимо проходить?» — ответа от этого школьного психолога я, конечно, не получила. Она, как и все делают в таких случаях, просто перевела тему. Тогда я попробовала спросить о том же, обращаясь к логике другого примера: а как же тогда быть с дежурством учителя на перемене в коридорах и холлах школы (теперь это обязательная посменная обязанность школьных учителей), в чём тогда заключается это дежурство? На что этот «специалист» ответила, что учитель должен следить только за физической безопасностью учеников и может вмешиваться только в таких случаях, когда кто-то выпрыгивает в окно или режут друг друга ножом и т.д.

Вот в руки таких специалистов родители и ОТДАЮТ -- своих детей, даже не подозревая, что учитель вступится за их ребёнка, только когда того уже БУДУТ -- выкидывать из окна или резать ножом.А некоторые родители ещё и записывают своих детей к таким «специалистам» на консультации, даже не зная, что там за «детский психолог» и не маразматичка ли она, не профан ли, и чему она ребёнка научит на своих консультациях. Я не хочу сказать, что все школьные психологи такие, но пусть даже хороших и плохих школьных психологов 50 на 50 -- вам от этого легче? Мне нет. А в какой газете, в каких новостях ни прочитаю о какой-нибудь проблеме детей с учёбой, проблемой воспитания-поведения или по любому другому вопросу -- журналист всегда не преминет посетовать на недостаток психологической поддержки, недостаток внимания психолога (вместо просто человеческого внимания) или даже (о ужас!) его отсутствие в сельских школах, дескать, как же без него вообще можно. Только вот как же раньше без них дети учились-то, не пойму? И не лучше ли вообще -- без психологов, чем с плохими психологами?

Прежде всего, сами учителя в школе должны быть -- хорошие, добрые, внимательные, понимающие, профессионалы своего дела -- тогда эти психологи и не нужны будут вовсе!


mavtv-mestnaya-anesteziya-vidi-tehnika-vipolneniya.html
maya-1606-sverzhenie-lzhedmitriya-i.html
    PR.RU™