Материальная культура раннесредневековой Европы

Мир вещей европейца в раннее средневековье был относительно ограниченным, отличался лаконизмом декора и рациональностью. Подавляющая масса населения обходилась кругом непосредственно необходимых предметов — простых, топорных, но удобных, прочных и относительно несложных в изготовлении. Навыки каменного строительства, оборудования и украшения жилищ применялись в небольшом объеме вплоть до конца раннего средневековья, когда возведение мощных каменных замков, а затем и городов привело к резкому взлету капитального строительства и архитектуры почти по всему континенту. Преобладали деревянные дома; на равнинах часто встречались земляные и глинобитные дома, в горах — земляные и каменные. Строились они возле естественных водоемов и там, где было сравнительно нетрудно отрыть колодцы, стены деревянного дома конопатили мхом; фундамент не закладывали, дома глубоко врастали в землю. Внутренние переборки в домах обычно отсутствовали, либо разделяли лишь этажи. Окна и амбразуры в стенах закрывались деревянными ставнями. Стекла были лишь в церквах. Хозяйственные помещения строились чаще всего из того же материала, что и жилые, но ставились отдельно, из боязни пожара — подлинного бича средневековья.

Столы, скамьи (покрытые тканями и снабженные подушками), иногда деревянные же кровати с пологами, но зачастую без постельных принадлежностей, — таково было внутреннее убранство жилища даже знатного человека. От безжалостных сквозняков спасали ковры, портьеры, ширмы, подставки для ног; почетной мебелью долгое время считали стулья: это был трон короля, епископа. Помещение освещалось лучиной, факелом, огнем очага или залитого в светильники сала. Стены и потолки чернели от многолетней жирной копоти. Свечи с подсвечниками и канделябрами были лишь в наиболее [25] значительных церквах, причем из-за относительной дороговизны воска преобладали чадные сальные свечи. Простолюдин имел хижину в одно помещение. Низкая, без перегородок, пола, потолка и окон, с дерновой или соломенной крышей, она топилась по-черному. В жилых и хозяйственных строениях — традиционные повседневные предметы: ухват и черпак, меха для раздувания огня, решето, ручная меленка для помола зерна, корзины, бочки для воды, кадка для стирки, пара ушатов или бадеек; из мебели — топчан с соломенным тюфяком, скамьи, стол, сундук, полки или деревянные крюки для посуды; инструменты: топор, бурав, один или два ножа, ножницы, рыболовные снасти, приспособления для прядения и ткачества, давильные устройства, глиняная и деревянная посуда, изредка котел и таган. Наиболее полный набор такой утвари имелся однако лишь в состоятельных хозяйствах.



Рабочий инвентарь, прежде всего земледельческий, также ручной и преимущественно деревянный — был несравненно богаче бытового инструментария. Он служил не только собственно аграрному производству, но и для необходимых подсобных работ: первичной культивации земли под пашню (вырубка и корчевание леса, дренажирование болота, удобрение почвы и т. п.), подготовки живого и вещного инвентаря, помещения, тары. Пахали плугами: легким, древнеримского образца (caruca), и реже тяжелым, для 4-8 волов (aratrum), на Руси — сохой. Пахотные орудия к концу периода, как правило, имели металлические части — наральники, сошники, лемехи, что способствовало увеличению урожайности. В описях барских хозяйств упоминаются деревянные бороны, кирки, лопаты, заступы, вилы, серпы, мотыги, цепы, веяльные сита. Этот инвентарь был достаточно совершенен, но полный его набор не встречался даже в королевских вотчинах.

Для передвижений по суше использовали волов, мулов, ишаков. Лошадь в раннее средневековье превратилась в принадлежность знати, представители которой путешествовали почти исключительно верхом. Конских повозок было мало. Элементы современной упряжи появились в VII в., но лишь с IX в., с освоением упряжной системы (подпруга, жесткий хомут и др.), стало возможным эффективное использование лошади для сельского хозяйства и транспортных работ. Новая упряжь, а также внедрение и укрупнение повозок позволили решить [26] проблему наземной перевозки тяжелых грузов. Судя по данным археологии, с IX—X вв. распространилась прибиваемые гвоздями подковы; первые письменные сведения о них связаны с походом Вильгельма Завоевателя. Значительно развился водный транспорт: разного типа морские и речные суда и лодки — парусные, весельные, комбинированные. Свою одежду простолюдин изготовлял из кожи, шерсти, меха, ткал, вязал, плел из льняной и шерстяной пряжи. Ткани и фасоны одежды отличались традиционностью. Например, бритты в Англии VI в., а затем фризы и норманны носили такие же мужские шерстяные плащи и женские льняные одежды, окрашенные пурпуром, которые упоминает в своих описаниях древних германцев Тацит.



Пряжу сучили из шерсти и пуха, льна-долгунца и конопли; хлопок, занесенный в Испанию арабами, в ранний период не получил в Европе распространения, на обувь шли более всего сыромятные кожи, шкуры и дерево, в Восточной Европе носили также лыковые лапти. Ткани, плетение и кожу умели красить и лощить, уже в VIII в. хорошо знали такие красители, как дрок, синильник, марена и шафран, умели разводить такие технические культуры, как вайда, вермель, крап (красители), ворсянка (лощитель). Для обработки кожи применяли соль, золу, поташ, дубильные вещества. Даже из беглого обзора бытовых условий и занятий населения раннесредневековой Европы видно, что деревенское и, прежде всего, крестьянское хозяйство, являясь преимуществу земледельческим и натуральным, обязательно включало в себя определенный комплекс промыслов, поделочных работ. С помощью последних создавались, во-первых, орудия и средства его производства, во-вторых, осуществлялось превращение сырья в готовые предметы потребления. Это были служебные занятия на сельскохозяйственном производстве и промыслах,семейная форма ремесла, направленная на непосредственное потребление.

Поделочные работы аграрного населения — изготовление инвентаря и тары, выделка кожи, прядение и т. п. — являлись как бы непосредственным продолжением сельскохозяйственного производства и промыслов, а не стадией добывающих занятий. В то же время они требовали своего инструментария и навыков и могут рассматриваться как первичные стадии [27] соответствующих обрабатывающих занятий — ремесел: кузнечного, столярного, скорняжного, прядильного и т. д. Расширение и совершенствование первичной обработки продуктов стимулировало специализацию старых и распространение новых сельскохозяйственных культур и отраслей деятельности, служило производственной основой как для прогрессивного развития собственно крестьянских ремесел, так и для отделения ремесла от сельского хозяйства, выделения деревенских ремесленников.

Развитие собственно ремесла в раннее средневековье было обусловлено не только производственно-экономическими, но и социальными факторами. Это возникновение самого феодального строя, с его господствующим классом — аристократией, рыцарством, духовенством, с его государством, армией, судом и администрацией, его замками-крепостями, соборами и монастырями, ранними городами. Конечно, воплощающие феодальный режим структуры, явления и институты имели общую, характерную для эпохи вещную базу, общий основной инструментарий. Вместе с тем, социально поднимающиеся слои и соответствующие учреждения обрастали и особыми по сравнению с низшими слоями вещными атрибутами. Их постройки, военное снаряжение, утварь, одежда, транспортные средства, весь бытовой уклад, помимо прямого назначения, служили знаками престижа и сокровищами. Такую функционально осложненную роль могли играть только «роскошные» предметы, отличающиеся ценой, качеством, отделкой, редкостью. Их изготовление в рамках крестьянских хозяйств было почти невозможным: требовалось специальное сырье, особые навыки и инструменты, профессиональная подготовка, затраты.


materialnie-balansi-processov-kachestvo-sirya-i-produktov.html
materialnie-i-nematerialnie-faktori-razvitiya-regionalnoj-ekonomiki.html
    PR.RU™